Путешествие в "Бабруйск"

Андрей ГРИШИН.  Жертва иронии       

Провинция, но не захолустье
Год назад, будучи в поездке по Северной Корее, мы посетили усыпальницу членов императорской семьи времен прародины современной Кореи - государства Когуре. Девушка-экскурсовод, несколько смущаясь, отделила из разношерстной толпы посетителей лиц мужского пола из стран бывшего СССР и подвела к могиле императора. Надгробный памятник имел характерные очертания, которые трудно с чем-либо спутать. Девушка объяснила: это то самое место, куда у вас принято посылать многих, но не все доходят. Что ж, по всей видимости, император в свое время был большим ценителем женской красоты. И вполне возможно, что не только безграничная власть, но и природные данные правителя позволили ему полноценно (согласно легендам) обслуживать гарем из нескольких сотен жен. Недавно мне посчастливилось добраться до другого места, куда принято посылать надоевших ближних в среде обитателей Интернета. Это белорусский город Бобруйск. Ему, пожалуй, только российский Урюпинск может составить конкуренцию по части живого напоминания удаленности от цивилизации. Однако жители Бобруйска не кажутся озабоченными тем, что живут по версии создателей русского новояза в «фольклорном» городе. Понятие захолустья в отношении даже самых отдаленных точек на карте Беларуси, на мой взгляд, совершенно неприемлемо. Во-первых, страна небольшая, а главное - все населенные пункты развиты примерно одинаково. И если в России, Казахстане, да и в других странах СНГ «медвежьи углы» и депрессивные поселения – явление привычное, то в стране непобежденного социализма отношение ко всем местам компактного проживания граждан скорее «западное» – то есть, люди не должны страдать комплексом провинциала, а тем более, недосчитываться благ, обычных для столичных жителей. Первое упоминание о Бобруйске относится к 1387 году, а первый проектный план города появился в 1800 году. Правда, от многолетней истории города осталось немного архитектурных памятников: в туристических справочниках наличествуют Бобруйская крепость, православные храмы, а в центральной гостинице с ожидаемым названием «Бобруйск» висит рекламный плакат, обещающий туристам возможность увидеть единственную в стране действующую ветряную мельницу.     По непереименованным улицам троллейбус с компостерами за десять минут довозит от вокзала в центр города. Он, местами старый, местами не очень, фактически заканчивается на Бобруйской крепости, заложенной в 1810 году по указу Александра I (тогда Бобруйск уже вошел в состав Российской империи). Крепость пережила осаду французов в войне 1812 года и могла бы войти в историю, если бы план декабристов, предусматривающий арест государя-императора во время смотра войск в крепости, был одобрен единомышленниками. Однако «Бобруйский план» был раскритикован, а после подавления декабристского восстания уже ряд самих офицеров, принявших в нем участие, были направлены на каторжные работы на место планируемого заточения Александра I. Сейчас, если бы не знать, чем славен этот старый форт, можно было бы пройти мимо. Но уж точно придется остановиться у ледового дворца, открытого по указу президента Беларуси Александра Лукашенко в мае 2008 года. Здание воистину футуристическое, необычное и одновременно с трудом вписывается в формат города. Продвигаясь по одному из центральных проспектов, можно полюбоваться на фасады многоэтажек, украшенные мозаикой в стиле социалистического реализма, ныне практически утраченным. Этот же проспект выводит к постаменту, изображающему момент расправы Георгия-Победоносца над Гадиной. Судя по тому, что Георгий-Победоносец облачен в советскую солдатскую каску времен Великой Отечественной, под личиной змея следует понимать именно Гадину фашистскую.

Миф и реальность
За постаментом начинается старое еврейское кладбище… В октябре прошлого года про Бобруйск заговорили мировые СМИ. И все это благодаря неудачно сказанным словам г-на Лукашенко на пресс-конференции в Минске для журналистов российских региональных СМИ. Лукашенко, которого на Западе называют «последним диктатором Европы» в течение 3,5 часов отвечал на самые разные вопросы. Но СМИ в основном зацепились за высказывания об евреях, которые ряд политиков посчитали антисемитскими. «Если вы были в Бобруйске, вы видели, в каком состоянии город? Страшно было зайти, свинушник был. Это в основном еврейский был город, вы знаете, как евреи относятся к месту, где они живут. Посмотрите в Израиле, я вот был… Я ни в коем случае не хочу их обидеть, но они не очень заботятся, чтобы подстрижена трава была, как в Москве, у россиян, белорусов», - сказал белорусский президент, заявив, что «мы его [город] привели в порядок» и призвал евреев вернуться обратно: «я им сказал – с деньгами возвращайтесь». Высказывания Лукашенко вызвали протесты у МИДа Израиля, Госдепартамента и Конгресса США, Парламентской ассамблеи Совета Европы, еврейских объединений Европы, России и Беларуси. «Антисемитские замечания Лукашенко могут быть на грани абсурда, но это не причина, чтобы считать их приемлемыми. Лукашенко стоило бы задуматься над этим и попросить прощения за свои оскорбительные слова, если он всерьез хочет в Европу», – сказал президент Парламентской ассамблеи Совета Европы Рене Ван дер Линден. «В этих высказываниях слышен отголосок, как я надеялся, давно похороненного мифа о евреях нечистоплотных, грязных, которые плохо пахнут, мифа антисемитского», – отметил посол Израиля Зеев Бен-Арье, который осенью прошлого года уехал на родину в отпуск «для консультаций». «Задача лидеров бороться с антисемитизмом, который поднимает свою голову в разных частях мира, а не стимулировать его. Антисемитизм в первую очередь и в большей степени влияет на общество, в котором он появляется, и на его лидеров», - заявила тогда глава МИДа Израиля Ципи Ливни. «Невозможно представить, чтобы руководитель страны, обладая трезвым сознанием, смог изречь подобные перлы», - говорилось в заявлении Конгресса еврейских религиозных организаций и объединений России. В итоге пришлось извиняться за возникшую ситуацию. Так, для улаживания проблемы в Израиль отправился Павел Якубович, главный редактор газеты «Советская Белоруссия». Он - еврей по национальности, человек, которого считают лицом, приближенным к президенту. «Я преисполнен решимости разъяснить чрезвычайно позитивное отношение белорусского президента к еврейскому народу», – сказал он во время визита.

Тем не менее, сегодня в Бобруйске действительно чисто. И евреев на самом деле осталось очень мало. Правда, что касается отсутствия мусора на улицах, то это не связано с наличием евреев – просто чистота поддерживается одинаково по всей стране. А вот уютные домики и целые торговые улицы еврейских коммерсантов, сохранившиеся с начала XIX века, когда Бобруйск наравне с Бердичевым и Одессой считались неофициальными столицами российских, а позже и советских евреев, придают ему дополнительный колорит.

Город бобров и Ильичей
Почему-то в путеводителях не указывается, что в Бобруйске в советское время существовало 28 изваяний вождя мирового пролетариата на 240 тыс. населения. То есть на каждые 10 тыс. коренных обитателей приходится примерно по одному Владимиру Ильичу. Самое величественный памятник, как и подобает, стоит на главной городской площади, возле городской администрации, где Ленин уверенно указывает рукой в сторону универмага, чье название не претерпело изменений с советских времен. Остальные 27 сохранились в той или иной степени, поскольку большинство находится на подведомственных территориях. Но с учетом того, что белорусы не слишком спешат расставаться со своим прошлым, можно предположить – сохранилось большинство, если не все. Однако самый главный символ города - не Ленин и не Георгий-Победоносец, а простое животное – бобер, от которого, собственно, и пошло название города. Немногочисленные туристы, посещающие Бобруйск, предпочитают фотографироваться у памятника бобру, стоящего в маленьком старом центре города. Сакральное животное нашло свое воплощение и в названии местной марки пива «Бобров». Американцы, выкупившие пивоваренный завод, в целях раскрутки пивной марки и одновременной придачи мероприятию экологической направленности, второй год подряд радуют жителей города летним фестивалем «Рок за Бобров». Как поведали местные жители, в прошлом году городские власти нелогично запретили продажу пива как на самом фестивале (все же приуроченном к пиву), так и во всех окрестных магазинах. Однако по местному радио от имени городской администрации сообщили, что горожане все же имеют право выпить этот напиток во время фестиваля, только вот делать это дозволяется дома. Тем не менее, в 2008 году фестиваль состоялся снова, а горожанам дали вольность: пиво во время концерта продавалось. А приглашенные музыканты своими громкими именами дали понять, что этот город - вовсе не глухомань. В Алматы или в Астане, к примеру, вряд ли стоит ожидать в ближайшее время наплыва рок-знаменитостей такого уровня.  Жаль только, что самих обитателей водоемов осталось крайне мало и занесены они в Красную книгу. Да и сам город было бы неплохо законсервировать. Его спокойные улицы, доброжелательные местные жители, которые могут потратить полчаса, чтобы объяснить дорогу или довести до нужного места, знакомые с советских времен вывески - все это переносит в детство, к тому, что ныне навсегда потеряно.   А знаменитое послание «В Бобруйск, животное!» выглядит уже не так сурово, как посыл соперника по более известному адресу. На самом деле, в этом городе все не так уж плохо, а даже наоборот. И побывать там стоит. 
Рейтинг: 
Средняя: 3 (1 vote)

Комментарии

Классный материал